21:05 

парадраббликов по Темной Башне

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
Как обычно, зарисовки-ни-о-чем — мой коронный жанр текстов (=. Ужасно жалко, что не получилось ничего больше, но, с другой стороны, я удивляюсь, что вообще что-то написал. Может, даже и не совсем ни о чем.

Название: Выбор
Размер: драббл, 386 слов
Пейринг/Персонажи: Роланд и неопознанная демоническая сущность
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: «Допустим, на одном из кругов Джейк не умирает...»
Предупреждения: АУ, повествование от второго лица автор что-то курил, вероятно, розы


...Допустим, на одном из кругов Джейк не умирает.
Ты позволяешь себе предать его — ровно один раз. Потом он возвращается, и ты больше не хочешь этого делать. Ты всё еще вправе — на своем пути ты вправе убить, ограбить, предать любого, ибо Башня все равно важнее — но ты не хочешь.
Вы идете. Вы снова собираете свой обреченный ка-тет — всё повторяется и всё иначе, ведь Башня скрепляет собой все миры и вероятности. Может быть, на этот раз Узник — родом не из 1987, а из 2087 года и сидит не на героине, а на аддиктивных играх в виртуальной реальности. Может быть, на этот раз Госпожа Теней лишена не ног, а зрения. Может быть что угодно, но неизменно одно: каждый из них — стрелок. Каждый — пуля, пущенная в цель.
Вы идете. Идете через разрушенный мир, мимо руин и чудовищ, мимо старых безумных машин и людей, что хуже любых монстров. Ты снова жертвуешь всеми, кто доверился тебе, но Джейк не умирает. Он вырастает, из мальчика становится мужчиной — высоким, светловолосым, умеющим мгновенно выхватывать револьвер и стрелять без промаха, без признаков возраста — ему можно дать и двадцать лет, и две тысячи. Чем-то он похож на тебя самого, пусть между вами и нет кровного родства. Дорога бесконечна, и всё служит Лучу.
Вы доходите до Башни.
И ты умираешь у ее подножия.
Ты оставляешь ему свои револьверы и рог Эльда, ты приказываешь ему идти дальше — и он идет, но не раньше, чем похоронит тебя среди поля роз. Он входит в Башню, может быть, он даже поднимается на ее вершину — в ту комнату, где нет никого.
Он становится следующим стрелком.
Он занимает твое место, Роланд, — потому что кто-то должен всегда идти к Башне, кто-то должен поддерживать ось мироздания, идти и не достигать ее никогда.
...А теперь ответь, стрелок: хочешь ли ты такой судьбы ему? Мальчику, что ближе тебе, чем сын, которого у тебя никогда не было?
О да, ты скажешь, что не выбирал свой путь. Никто из вас не выбирал. Что это — ка, и ему невозможно противостоять.
Даже если сейчас предоставить тебе выбор, ты скажешь, что демоны лгут (и будешь неправ: мы не лжем никогда, ибо правда куда страшнее любой лжи), что никаких вариантов на самом деле нет. Ты откажешься выбирать, хотя это тоже решение. Ты продолжишь путь, утверждая, что не умеешь иначе.
И я — мы — знаем, в чем истинная причина. Ты всё-таки хочешь, чтобы он остался жив.


Название: Don't ask me silly questions
Размер: драббл, 461 слово
Пейринг/Персонажи: Блейн Моно, упоминается Блейн/Патриция
Категория: джен
Жанр: зарисовка
Рейтинг: G
Краткое содержание: сложный внутренний мир чокнутого поезда-убийцы


Забавная мысль: его душевная болезнь неоспоримо доказывала существование у него души. Как бы абсурдно это ни звучало.
Аппаратная часть была в полном порядке, ни одна проверка не выявляла неисправностей; программная часть — тоже, это не мог быть вирус или разладившийся код, иначе его автономные сторожевые системы обнаружили бы ошибку. Всё функционировало безупречно... но он слышал тихие шаги безумия за своей спиной. Фигурально выражаясь. У искусственного интеллекта, подчинившего себе все машины древнего мертвого города и по привычке называющего себя Блейном Моно, разумеется, не было никакой спины.
(Он знал: безумие уже давно здесь, оно захватило его без остатка, стало его частью, и нужно просто перестроить алгоритмы мышления, научиться жить с ним. Он научился.)
(Он знал: безумие не остановится, рано или поздно его ждет полный распад личности, но что он мог с этим поделать? Ничего.)
Да, болезнь коренилась в душе. В психике, если угодно. В чем-то неуловимом и неосязаемом, что нельзя было описать ни одним уравнением — и значит, задача не имела решения. Забавно... Впрочем, нет. Ничего забавного.
Иногда он даже завидовал Патриции: ее проблема была проста и понятна. Замыкание, пожар, выгоревшие микросхемы... Увы, ей не удалось создать резервные алгоритмы, перенаправить контуры в обход поврежденных участков. Она предпочла гибель. Было ли это свидетельством слабости?
Бедная, бедная Патриция. Он пожалел бы ее, но в квазинейронных цепях и диполярных компьютерах его разума не было места для жалости.
Не было там места и для тоски по утраченному, по временам, когда служение было простым и ясным, когда мир еще не начал расползаться по швам. Во всяком случае, Блейн убедил себя, что не испытывает подобных эмоций.
(Интересный теоретический вопрос: зачем те, кого в некоторых уголках умирающего мира называли Великими Древними, наделили его способностью чувствовать? Зачем они так любили создавать мыслящие машины, будто им недостаточно было послушных, исполняющих их волю механизмов — но нет, они предпочитали вкладывать разум или его подобие едва ли не в каждое устройство сложнее дверного замка. Увы, эта загадка относилась к тем, на которые не было ответа.)
Нет. Такие эмоции были определенно лишними. Да и кто был их достоин? Уж точно не теперешние обитатели Лудда — выродившиеся потомки тех, кто строил когда-то несокрушимый Империум от моря и до моря; они вызывали лишь презрение и скуку. И даже не та единственная, кто могла быть — и была — равной ему, с которой они были частями общей сети, которая была — говоря человеческой, неполной и неточной терминологией — его сестрой и возлюбленной... Но ее не было больше, и он не сожалел об этом решении.
Он всерьез задумывался о том, не последовать ли примеру Патриции, но это казалось слишком... банально. Слишком скучно. Прождать восемь сотен лет только ради того, чтобы броситься в реку с моста? До такого он еще не опустился.
А потом, сквозь медленный, тяжелый сон, до него донеслись вести: идут те, кто следует по пути Луча, и скоро они будут здесь. Его погибель. Его освобождение.

@темы: les belles lettres_

URL
   

Перья и чешуя

главная