18:59 

радио упрт снова на нашей волне

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
06.11.2016 в 14:15Пишет Chiora:

Сидели мы, отмечали праздник (мой ДР), и нагнали гона, как тот ветер, который с моря дул =))
Нагнанное прилагается.


Автор: Chiora, Альре Сноу, Grey Kite aka R.L.
Размер: драббл, 633 слова
Пейринг/Персонажи: нолдор первого и второго воинств
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: нолдорские народные праздники
Примечание/Предупреждения: стёб, экстраполяция


За то недолгое время, что нолдор провели в Эндорэ, у них успели сложиться некоторые традиции. Например, в первом воинстве уже который год исправно праздновали День Великой Высадки. Традиция включала в себя парад со знаменами, а также песни, пляски и пьянку — разумеется, в честь великого вождя, чьи деяния вечно живы в народной памяти.
И всё бы ничего, но представители воинства второго на эти мероприятия смотрели косо и неодобрительно (некоторые — в формате «пустите, я им морду набью»). По вовсе не странному стечению обстоятельств, День Высадки являлся одновременно днем сожжения кораблей.
А учитывая, что с наступлением ночи веселье не прекращалось, а продолжалось при свете совершенно неподобающего размера костров, феанорингов немедленно обвинили в разжигании. Межнолдорской розни, то есть. Те невозмутимо отвечали, что праздновать в темноте невозможно, в светлое время суток некогда, а темнеет рано, уже почти зима ведь. («И вообще, — вставил кто-то особо умный из рядов воинства, — здесь часто темно, привыкайте»).

Одним прекрасным утром, покосившись на транспарант «Феанор жил, Феанор жив, Феанор будет жить» (висел он на противоположном берегу Митрима, но наследники вождя на полумеры не разменивались, так что каллиграфический тенгвар видно было хорошо), Финголфин решил, что больше так продолжаться не может. Принцип «не можешь предотвратить — возглавь» однажды уже сработал, можно было попробовать еще раз.
— Поскольку Верховный Король тут теперь я, — начал Финголфин, собрав побольше народа и невзначай поправив сползающий на уши королевский венец, — повелеваю отныне отмечать этот день как день Примирения и Согласия. А практики, порочащие достоинство нолдор и выставляющие нас в ложном свете перед соседями-синдар, что неприемлемо в текущей геополитической обстановке и нарушает стабильность оной... — в задних рядах зевнули, и король решительно завершил: — Прекратить!

В следующем году День Примирения решено было отметить с размахом. Обоими воинствами сразу, что логично. И поначалу все даже держались в рамках приличий — ну, как могли, хотя настроение Финголфина и было попорчено отсутствием дориатской делегации. В качестве международных наблюдателей пришлось обойтись хитлумскими синдар (теми, кто не успел убежать от вежливого приглашения).
А потом, конечно, всё согласие пошло... на север, фигурально выражаясь. Дискуссия о том, чей вклад в величие нолдорского народа более достоин памяти, плавно перешла в соревнование по обмену оскорблениями (потом ламбенголмор утверждали, что за время этой дискуссии словарный запас пополнился минимум тремя новыми конструкциями). После традиционных взаимных обвинений в предательстве словесные аргументы, наконец, исчерпались, и пришлось перейти к физическим. Словом, после того, как кому-то пришло в голову обвинить Феанора в том, что тот под лозунгом «Мы пойдем другим путем» завёл нолдор совсем не туда, и — симметрично — услышать, что кто-то из присутствующих и не нолдор вовсе, так что заткнулись бы (особенно всё-таки дойдя до этого самого «не туда» из чистого принципа) — младшие арфинги всё-таки подрались со средними феанорингами, и были растащены силами старших феанорингов и арфингов, в процессе чего самый старший арфинг обзавёлся шикарным фингалом, в котором явственно угадывались очертания протеза самого старшего феаноринга, который, в свою очередь настаивал, что целил в своих.
Впрочем, от своих оба тоже получили с гарантией — просто не в столь заметных местах. В процессе потасовки не отличились только отпрыски Второго дома. Они, конечно, болели за кого попало, но внутри драки им места — увы — не хватило.
Об кого разбили арфу Маглора, выяснить не удалось; судя по тому, что Златокователь не обещал найти негодяя и придушить струнами, в резкой смене класса инструмента на ударный был виноват он сам.

В общем, День Примирения и Согласия удался на славу. То есть — типично по-нолдорски.
Финголфин плюнул и сообщил, что этот день проклят.
(«А то мы не прокляты», — мрачно заметил все тот же умный).
Королевским указом постановлено было впредь праздновать День нолдорского единства — на два дня раньше, чтобы никто не перепутал. («У вас уже похмелье, а мы только начинаем», — ухмылялись феаноринги на следующий год по итогам празднества).
Но народ Финголфина был упрям. Даже похмелье не могло помешать им стойко стремиться к поддержанию нолдорского единства.
А на востоке, во владениях Первого дома, так и продолжали потом отмечать День Высадки.
И, само собой, жечь.

URL записи

@темы: смеющиеся грибы_, эльфы (и другие пильфы)_

URL
   

Перья и чешуя

главная