Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
Массэффектные переводы номер раз. Пачечка кварианских адмиралов и внезапно Арья. Просто потому что (=

Название: Хищник
Оригинал: Wallwalker, "Predator"; разрешение на перевод получено
Размер: драббл, 846 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: ф!Шепард / Арья Т'Лоак
Категория: фемслэш
Жанр: UST, пропущенная сцена
Рейтинг: G
Краткое содержание: Шепард знает, что Арья — хищник, и что от нее следует держаться подальше. Но это куда проще сказать, чем сделать.


— Шепард, — поприветствовала ее Арья, когда она уселась на один из диванов. — Знаешь, если ты продолжишь приходить сюда, не избежать определенных слухов.
— Забавно, что ты это говоришь — ведь ты же сама меня сюда пригласила, — голос Шепард звучал искаженно из-за коммуникатора ее черно-красной брони.
— Но разве я сказала, что меня что-то не устраивает? — Арья засмеялась, откидываясь назад на подушки. — Как минимум, эти слухи могут предоставить хоть какое-то развлечение. Обычно они невыносимо скучны.
Шепард поерзала, чувствуя себя немного неуютно. За годы она успела повстречать немало асари, от танцовщиц до политиков, — во всех возможных вариантах. Она знакома была с теми, по которым сходила с ума вся галактика — включая знаменитую Спутницу с Цитадели — и, по правде говоря, не вполне понимала, почему их окружает такой ажиотаж. Да, конечно, асари нельзя было отказать в физической красоте. Но Шепард никогда не чувствовала особого влечения ни к ним, ни к тому, как они всегда держались наособицу, отдельно от прочих. Ей доводилось прежде любить женщин — смерть Эшли до сих пор оставалась шрамом на ее сердце, и этот шрам упрямо отказывался заживать, в отличие от других — но ее никогда не тянуло ни к одной асари. Они были просто... слишком правильными. Даже Лиара, с которой они дружили, была слишком вежливой и тихой. Шепард подумала, что Лиара изменилась в лучшую сторону за те два года, что провела в поисках коммандера, пусть даже она и не признается в этом никому. Она стала сильнее, и в ее поведении проявлялись темные грани, в которых Шепард могла отыскать нечто общее со своим характером.
Но Арья... с ней всё было иначе. Шепард не могла отвести от нее взгляд, когда та расслаблено сидела на своем диванчике — от ее темно-синей кожи и обтягивающего костюма, приоткрывающего эту кожу в стратегически продуманных местах. Сейчас она могла только радоваться, что надела броню — скорлупу из черного сплава, закрывающую ее с ног до головы; в ней было гораздо легче скрывать свои эмоции, а Шепард была уверена, что если бы Арья заметила этот ее взгляд — она бы нашла, что об этом сказать.
Но, хотя она и могла смотреть, она не собиралась делать шаг. В этом была огромная разница между Арьей и Эшли. Эш была воином; она умела драться, когда было нужно. Она пережила нападение на Иден Прайм, что удалось немногим, и она удерживала силы Сарена на Вермайре достаточно долго, чтобы бомба успела взорваться. Она была десантником, не правильной, не идеальной, немного грубоватой, но прекрасной в своем несовершенстве.
С Арьей всё было иначе. Арья была хищником, чудовищем. В ней было слишком много того, чего, по мнению Шепард, большинству азАрь недоставало.
— Итак, Шепард, ты не собираешься выяснять, чего я хотела? — спросила Арья, прерывая ее мысли. — Или что-то тебя отвлекает?
— Не думала, что ты так спешишь, — быстро ответила Шепард.
Арья пожала плечами:
— Мое время дорого стоит. Но я не против потратить еще немного ради тебя.
Теперь Шепард была действительно рада наличию брони. Ее лицо под шлемом пылало.
— Так зачем ты отправила мне то сообщение?
Арья снова пожала плечами — плавным, текучим движением.
— Некоторые из моих внешних источников упоминают, что ты неплохо воспользовалась полученной от меня информацией. Мне стало интересно. Захотелось услышать рассказ из первых рук.
Это не может быть настоящей причиной, подумала Шепард. Но пока что она подыграет.
— Там почти нечего рассказывать. Пришлось схватиться с несколькими ИМИРами, которые пытались уничтожить груз, когда засекли нас. Никого больше мы там не заметили.
— Хм, — Арья нахмурилась. — Я этого опасалась. Не могу сказать ничего конкретного, но обычно такие меры безопасности предпочитают организации наемников.
— Может показаться, что тебя это и правда беспокоит, — сухо заметила Шепард.
— О, я не собиралась нарочно посылать тебя в ловушку, — хмыкнула Арья. — Я знала, что там нет ничего, с чем ты не могла бы справиться. Но я удивлена, что ты вообще этим занялась. Мне казалось, ты не хочешь ничего у меня просить.
— Думаю, я имею право поменять мнение.
— Не сомневаюсь, — Арья улыбнулась своей свирепой улыбкой. — Полагаю, у тебя больше не осталось вопросов, верно?
Да. Однозначно, хищник. Несмотря на все искушение, которое испытывала Шепард — лучше держаться подальше.
— Не осталось. Зато у меня остались дела... если ты не возражаешь.
— Да, конечно. Спасение галактики. Все время забываю про твой мессианский комплекс. — Она села прямо. — Впрочем, с твоими способностями — ты можешь и справиться.
— Не надо мне льстить, Арья.
— Мне давно уже не нужно никому льстить, Шепард. Я всегда говорю только то, что вижу, — Арья активировала свой омни-тул, нажала несколько кнопок. — Но если ты вдруг решишь, что я права и тебе нужно немного спустить пар, вот это может тебя заинтересовать. Я передам тебе парочку файлов. Можешь взглянуть на них попозже, если захочешь.
Шепард хотела отказаться, но что-то не позволило ей этого сделать.
— Посмотрим, — ответила она вместо этого и отвернулась, собираясь уходить.


Название: Дочь адмирала
Оригинал: Elycien, "The Admiral’s Daughter"; разрешение на перевод получено
Размер: драббл, 396 слов в оригинале
Пейринг/Персонажи: Тали’Зора нар Райя, Заал’Корис вас Квиб-Квиб
Категория: джен
Жанр: character study
Рейтинг: G
Краткое содержание: Он называет ее «адмирал Зора».


Он называет ее «адмирал Зора».
Это всего лишь мелочь, и, возможно, не должно так много для нее значить. Но Корис — единственный, кто обращается к ней по званию; и, как ей кажется, так и останется единственным. Она не знает, смогут ли Раан и Геррель хоть когда-нибудь перестать видеть в ней дочь своего отца: они не в силах звать ее «адмирал Зора», потому что это имя всегда будет принадлежать Раэлю. Она не обижается на них за эту фамильярность — в конце концов, они ведь не со зла, — но очень хорошо понимает, что это значит: они не воспринимают ее всерьез. Она выросла у них на глазах. Они видят маленькую девочку, а не адмирала.
В устах адмирала Зен это звучит хуже. У нее нет причин фамильярничать с самым младшим адмиралом в истории Мигрирующего Флота, и от ее интонаций Тали чувствует себя ребенком куда сильнее, чем при общении с Раан или Геррелем. Когда она смотрит Тали прямо в лицо и обращается к ней по имени — если вообще обращается, — Тали почти что слышит насмешку в ее голосе. Зен делает это намеренно, но при этом никоим образом не нарушает протокол, так что Тали ничего не может сделать. Из всех адмиралов Зен, пожалуй, лучше всех умеет действовать исподтишка, и она прилагает все усилия, чтобы заставить Тали почувствовать себя ненужной, недостойной.
Всё это лишь придает Тали решимости доказать, что она чего-то стоит, что они неправы.
Но в союзе с Корисом она находит для себя поддержку — вот уж чего она не ожидала. После того, как он вел себя на суде, где решалась судьба Тали, между ними осталась некоторая холодность — и, вероятно, она никогда не исчезнет; но сейчас они на одной стороне, и он относится к ней на удивление искренне. Сам Корис вряд ли думает об этом, но то, что он называет ее «адмирал» — лучший поступок, который совершали для нее с тех пор, как ее приняли в Коллегию. И Тали, в свою очередь, уважает его. Да, Корис не из тех, к кому легко проникнуться симпатией — жесткий, вечно возражающий и такой же упрямый, как Геррель, — но теперь она понимает, что ее отец и Геррель всегда ошибались на его счет. Несмотря на все свои недостатки, Корис — не трус.
Возможно, их бой проигран с самого начала — но Тали знает, что есть хотя бы один кварианин, который не воспринимает ее исключительно как дочь Раэля, и есть хотя бы один кварианин, который верит ей насчет гетов. Пока что — этого достаточно.


Название: С миром
Оригинал: Elycien, "In Peace"; разрешение на перевод получено
Размер: драббл, 741 слово в оригинале
Пейринг/Персонажи: Хан’Геррель вас Нима, Заал’Корис вас Квиб-Квиб
Категория: джен
Жанр: character study
Рейтинг: G
Краткое содержание: Он никогда не признает — даже теперь — что Заал’Корис мог быть прав на самом деле.


Хан’Геррель навещал мемориал чаще, чем сам готов был признать. У него вошло в привычку приходить туда ранним утром, когда вокруг еще не было никого, кроме гетов, — всего лишь короткая прогулка, чтобы размять свои больные ноги, пока не начался жаркий день. Он по-прежнему хромал, хотя раны, полученные в битве со Жнецами, уже почти зажили.
Мемориальный обелиск — серебристая конструкция, чьи плавные линии напоминали о заботливо сохраненной древней архитектуре Ранноха — был расположен рядом с тем местом, где рухнул «Квиб-Квиб»; ужасно близко к тому месту, где погиб Заал’Корис. Его имя выделялось среди прочих на обелиске, выгравированное полностью почти на самом верху: «адмирал Заал’Корис вас Квиб-Квиб». Хан помимо воли скривил губы в усмешке. Многие из жертв войны посмертно получили имя «вас Раннох» в знак уважения, но Заал не хотел бы подобного. Поговаривали даже о том, чтобы назвать одно из поселений в честь его корабля. Сколько раз Хан подшучивал над Корисом насчет этого названия? А теперь оно перейдет к следующему поколению невезучих квариан — и гетов, вероятно, тоже. Заал бы это несомненно оценил.
Заал’Корис раздражал Хана, точно заноза, много лет, но когда его не стало... чего-то не хватало теперь. И эту пустоту никак не удавалось заполнить. Конечно, его место в Коллегии Адмиралов не осталось пустым — замену нашли, как только квариане немного опомнились после войны, — но женщине, принявшей командование над гражданским флотом, недостает его искры. В эти дни все стали такими отвратительно вежливыми и корректными; не с кем устроить хороший спор, сцепиться как следует, как это умел Заал. Или, возможно, дело в нем самом, — подумалось Хану, — может, это он стареет.
Может быть, ему стоит вскоре уйти в отставку, поселиться на Раннохе, попробовать помириться с Тали и Шалой — в конце концов, из всех, кто у него остался, их одних он мог бы назвать «семьей».
— Тали’Зора простила тебя без труда, ведь так? — задумчиво пробормотал Хан. — Хотя, надо думать, ты-то не пытался ее убить.
Он горько усмехнулся. Скольким он готов был пожертвовать тогда, чтобы уничтожить гетов...
И где они оказались теперь. Живут на Раннохе, восстанавливают цивилизацию, мирно сосуществуют с гетами. Он по-прежнему вздрагивал, заметив какую-нибудь их платформу, шагающую на улице — и знал, что он такой не один. Многие кварианские солдаты вскидывали оружие при виде синтетиков чисто рефлекторно. Им везло, что геты не поддавались спонтанным реакциям так же легко. Хан всё еще не мог поверить, что договор и вправду действует, что прошло уже больше года с последнего кровопролития. Нелегко привыкнуть к миру после трех сотен лет войны.
— Ты, бош’тет, — пробормотал он. — Это же то самое, чего ты хотел, ты это понимаешь? А тебя нет здесь, даже чтобы позлорадствовать, и мне приходится разбираться с этим бардаком самому.
Тот еще бардак, это точно. Хан отвел взгляд от обелиска — за ним открывался захватывающий вид. Небо всё еще переливалось отблесками рассвета, и длинные густые тени лежали на горах и ущельях Ранноха. В этой стороне пока еще не было ни одного поселения, но вдалеке виднелись очертания каких-то древних строений, а на берегу отдаленной реки что-то двигалось — геты занимались своими делами. Позади, в городе, кварианские поселенцы еще спали: целые семьи в безопасности под крышами своих домов, построенных собственными руками. Легкое дыхание детей в новых чистых комнатах — и дети эти становятся всё сильнее с каждым днем благодаря технологиям гетов.
— А ты говорил, что Раннох потерян навсегда, — сказал Хан. Хотя бы в этом он переспорил Заала, несмотря на остальные свои поражения. — Посмотри на него теперь. Посмотри, что мы сделали здесь, — он запнулся и поднял глаза к небу. — Кила, надеюсь, ты это видишь.
Голос дрогнул, и Хан, нахмурившись, отвернулся. В любом случае, было уже поздно. Пора проверять утренние доклады, отвечать на сообщения, координировать передвижения кораблей и патрулей в Вуали Персея. Он предпочел не замечать ком в горле, так же, как всегда предпочитал не замечать влагу в глазах. Что-то в этом свежем утреннем ветре всегда вызывало у него аллергию.
Хан коротко кивнул на прощание, как делал всегда — как будто Заал стоял здесь во плоти, а не кусок металла, напоминающий о его отсутствии. Затем адмирал развернулся и захромал обратно, к дому.

@темы: фандомное побоище_, перевожу слова через дорогу_, embrace eternity_